Рыба ценой жизни

Михаил Кузнецов

Как все млекопитающие, человек дышит атмосферным воздухом и не способен дышать в воде. Благодаря тому, что наши предки в далёком будущем вышли из океана, человек получил возможность при определенных тренировках развить в себе возможность задерживать дыхание. Находясь в апноэ, человек получил возможность свободно погружаться и передвигаться под водой, собирать морепродукты и охотится на рыбу.
Если бы учёные научились вживлять человеку жабры, то я бы встал в очередь на пересадку одним из первых. Шутка конечно! Это расходится с принципами подводной охоты, руководствуясь которыми мы находимся под водой, соответственно в менее выгодном положении, чем обитатели моря. Только благодаря своим физическим данным  и мастерству мы с моральной точки зрения имеем право, охотится на рыбу, которая, находясь в своей среде, может легко от нас улизнуть. Это в большей степени относится к морской, глубоководной охоте, где охотник постоянно ходит на грани своих физических возможностей. Занимаясь своим любимым делом, мы подчас, увлёкшись процессом поиска, и добычи рыбы забываем, что находимся в чужой среде обитания, где в любую секунду нас могут настигнуть неприятности. В этой статье я хочу описать несколько трагических эпизодов, разобраться и проанализировать ситуацию.
Начну, как и положено с себя. После того, как я познакомился с Владимиром Топольницким, я увидел, как можно охотиться и на какую глубину можно нырять. Со временем я  стремился нырять глубже и, не смотря на страх перед глубиной и неизвестностью, постепенно шёл к своей цели. В этот день я нырял не очень глубоко, около восьми метров. На одном из погружений стреляю в щели горбыля, и тот затаскивает гарпун далеко в грот. Бросаю ружьё и всплываю. Делаю несколько нырков и пытаюсь взяться за гарпун и высвободить его. У меня ничего не получается и я понимаю, что нужно залезть в грот. Залажу в грот и пытаюсь, дотянутся до хвостовика гарпуна и взять его руками. Немного не достаю и пытаюсь вытянуться, и просунутся вперёд. Кое-как дотягиваясь, беру  гарпун и вывожу его из-за камней в глубине грота. Делаю движение назад, и вдруг холодная дрожь пробегает по телу. Я понимаю, что ракушки, росшие на потолочной плите, впились в мой гидрокостюм, и зажали меня между двумя горизонтальными плитами. На первые доли секунд мною овладела паника, но я быстро нашёл в себе силы подавить её. Бросаю гарпун и двумя руками упираюсь в свод пещеры, делаю рывок и вырываю себя из смертельного плена. Ощущение такое, как будто заново родился на белый свет. Не знаю, сколько минут я отдыхал на поверхности, они показались мне вечностью. Отдышавшись, ныряю и достаю гарпун с рыбой. Смотрю на горбыля проткнутого трезубом и думаю; ради чего всё это, неужели из-за этой несчастной рыбёшки. После, на берегу проведя разбор полётов, понимаю, что во всех своих бедах я виноват сам. Нельзя лезть сломя голову куда попало, а нужно иметь под рукой специальное снаряжение для вытягивания гарпунов (доставалку).  Желательно нырять на глубину вдвоем с напарником, который может при необходимости подойти и помочь. Если нужно, куда ни будь залезть, то нужно снять с себя кукан и можно засунуть за пояс трубку. Об этом и пойдёт речь в следующей истории.
Это было давно, ещё в те годы, когда Новороссийские охотники преимущественно охотились с «резинками» отечественного производства. Владимир Топольницкий с Николаем поехали на охоту вдвоем на мотороллере. В те годы почти все охотники использовали для передвижения именно этот вид транспорта. Оставив мотороллер на берегу, решили начать с охоты на горбыля. Николай не мог нырять глубоко, да и не нужно было в те годы глубоко нырять. Достаточно много горбыля можно было встретить на глубинах до десяти метров. Владимир нырял немного глубже и увидел, как Николай машет ему рукой. Подплыв к Николаю, Володя увидел под собой плавающее ружьё и всё сразу понял. Вода была очень чистой, и с поверхности просматривалось дно на глубину одиннадцать метров. Николай забил гарпун и не мог освободить его. Он попросил у Володи гарпун, что бы им поддеть свой и подтащить поближе к входу в грот. Николай, взяв гарпун, ныряет, залазит глубоко в грот и пытается освободить свой гарпун. Так, как  времени прошло не много, Володя находится на поверхности и спокойно наблюдает за происходящим. Вдруг Володя видит как Николай, пытаясь вылезти, делает резкие движения и, выбравшись из грота, переворачивается на спину и ложится на дно, держа в руках обломанный трезуб. Володя немедленно ныряет к Николаю и, взяв его под мышки, вытаскивает на поверхность. Николай был без сознания, и Володя, сорвав с него маску и грузовой пояс, начал бить по щекам. Николай был без трубки, и Володя, всунув ему в рот иглу кукана, разжал челюсти. Повернув его спиной к себе, завёл ружьё и упёр в грудь. После несколько резких нажатий Николай, выпустив изо рта розовую пену, сделал вдох и начал приходить в себя. С ошалевшими глазами он пытался ухватить Володю. Отпустив Николая, Володя, ловко улизнул от него и отплыл в сторону. Николай был без грузового пояса и мог спокойно находиться на поверхности. Всё закончилось благополучно, без последствий. Что привело к такому, едва не ставшему трагическим случаю, давайте попробуем разобраться. Первая ошибка Николая была в том, что он, забив гарпун начал, суетится, ныряя несколько раз с малой паузой отдыха между нырками. К тому моменту, когда подплыл Володя он, не отдохнув хорошо, делает погружение. На лицо недостаток кислорода и блэкаут, то есть потеря сознания. Ещё одним не мало важным фактором, приведшим к этому случаю, является не продуманное снаряжение. На арбалете использовался гарпун с трезубцем, а привязка осуществлялась не к гарпуну через скользящую втулку, а к центральному зубу трезубца. В таком исполнении гарпун в гроте легко может стать, поберег и зацепится за что угодно. Так оно и получилось, Николай, добравшись до трезубца руками, пытался вытащить его и, приложив огромные усилия, обломал, сжигая последний кислород. Вывод напрашивается сам на себя, нельзя спешить ни при каких обстоятельствах, нужно хорошо вентилироваться на поверхности,  перед погружением, даже если нырять нужно не глубоко. Нужно продуманно относится к снаряжению и не надеяться на авось. Море ошибок не прощает!
Ещё один случай с подводным охотником, чуть не закончившийся для него трагедией, произошёл в районе Широкой Балки близ Новороссийска. Дело было в августе, в самый разгар купального сезона. Подводный охотник из Новороссийска, пожелавший остаться не известным, охотился по кефали в районе «второго мыса Колдуна», недалеко от Мысхако. Прибрежной кефали не было, и он пошел на глубину за горбылём. Проныривая на глубине десять метров, он почувствовал, что его несёт течением в море. По всей вероятности в этот день южное течение было очень сильным, и, упираясь в мыс, делало поворот, уходя в море.  Я несколько раз попадал на такое течение, по этому не вижу оснований сомневаться в достоверности его рассказа. Охотника понесло в море, и он изо всех сил пытался грести под углом к берегу. К берегу удалось подойти лишь, пройдя по течению около километра, почти до Широкой балки. В этом месте течение было верховое и по этому, чтобы приблизится к берегу, пришлось проныривать в пол воды. На одном из проходов, охотник увидел камень, под который зашёл хороший горбыль. Было не глубоко, около восьми метров, охотник решает заглянуть под камень. Под камнем он увидел горбыля и выстрелил. После выстрела горбыль потащил гарпун в сторону и заклинил пятизуб между камнями.  Боясь бросить ружьё и потерять на течении, охотник, делает тщетные попытки достать его, сжигая последний кислород. Позывы на вдох становятся невыносимыми, и он бросает гарпун. Но на этом неприятности не кончились, охотник не может оторваться от дна. Во время борьбы с гарпуном, металлическая пряжка грузового пояса попала между камнями на дне и удерживает его. Мелькнула мысль обрезать резиновый пояс, но в этот день он не взял нож с собой. От отчаяния, сделав несколько попыток вырваться, охотник увидел сон, в котором он пытается об стенку разбить мобильный телефон.  Вдруг он очнулся в лодке, над ним стоит парень, бьёт по щекам и давит на грудь. Этот охотник просто родился в рубашке, после этого случая волей не волей начнёшь верить в судьбу. Как оказалось позже, спасатели, на лодке отплыв от берега, увидели ныряющего охотника и решили за ним понаблюдать. После того как охотник долго не всплывал, они удивились его возможностям и решили подойти поближе. Охотник всё равно не всплывал, и они подошли ещё ближе. Один из них надел маску и увидел на дне застывшего человека. Всё сразу стало ясно, и спасатели приступили к своей работе. Вытащив охотника в лодку, сразу начали делать ему искусственное дыхание. Я считаю большим и просто не вероятным  везением, что рядом, и главное вовремя оказались эти ребята. Несколькими минутами позже и всё. Из этого случая становится ясно, что буй при глубокой охоте просто необходим. Вообще от снаряжения многое зависит в нашем деле, не только результативная охота, но ещё и жизнь. Окажись под рукой нож, возможно посторонняя помощь не понадобилась. Ещё раз хочу обратить ваше внимание на то, что в нашем увлечении мелочей не бывает и не может быть по определению, потому что мы, погружаясь в чужую для нас среду обитания, постоянно рискуем своей жизнью в той или иной степени. Конечно, мы рискуем в меньшей степени, чем скажем при езде на автомобиле, где безопасность зависит не только от нас самих, но еще и от поведения окружающих нас участников движения, от их профессионализма и степени вменяемости. В подводной охоте все обстоит несколько иначе, как говорится всё в наших руках, и мы должны чётко осознавать и понимать это.
В апреле 2005 года, группа подводных охотников из Ярославля поехала на Средиземноморское побережье Турции, в надежде открыть сезон морской охоты и хорошо потренироваться, перед весенними, черноморскими соревнованиями. Основной состав группы это сильнейшие подводные охотники Ярославля, они же сильнейшие охотники страны, Александр Уткин и Владимир Иванов. Ребята приезжали сюда не раз, и по этому экипированы и технически подготовлены были очень хорошо. Несмотря на начало сезона, когда только начинаешь входить в форму, первый день нырялось не плохо, если не считать недостаток грузов. После длительной и холодной зимы, вес тела немного увеличивается из-за набора жировой прослойки и по этому нужно заново отгружаться. К тому же Средиземное море солонее Чёрного что, несомненно, требует прибавить грузов. После нескольких дней охоты, ребята решили отдохнуть, но только не Вова. Со слов Александра Уткина Владимир всегда был, если можно так сказать жадным до охоты, всегда стремился, приезжая на море выложится на полную катушку. Никогда не сачковал и не любил отсиживаться в стороне. Ребята всегда завидовали его здоровью и упрямству. В Ярославской компании Володя всегда был заводилой и ключевой фигурой, объединяя ребят, порой разных по характеру и взглядам.  Хотя в этот день здравый смысл подсказывал, что нужно отдохнуть, Володя, несмотря на уговоры товарищей, решил пойти охотиться. Собираясь на охоту вопреки возражениям Саши Уткина прихватил с собой ещё пару болванок свинца, сославшись на то, что постоянно недогружен. Собравшись с вещами и мыслями, Володя все же ушёл на охоту. Вечером того же дня ребята, не дождавшись в назначенное время Владимира, забили тревогу, и пошли на поиски.  Пришли на берег не большой бухточки, через которую нужно было переплыть, чтобы попасть в открытое море. Ни на берегу, ни в воде Володи не было видно. Саша решил надеть костюм и проплыть вдоль стенки, начинавшейся слева и входа в бухточку. Переплыв бухту Александр, вышел в открытое море. Стенка очень круто обрываются и уходят на недостижимую глубину. Проплыв вдоль неё, Саша так и не нашел Володю, пришлось, вернулся обратно. Уже темнело, но с берега ребята видели, как рыбацкая лодка подошла к стенке, и некоторое время стояла на месте. Потом рыбаки подошли к берегу и сообщили ребятам о трагическом случае. Володю нашли, без грузового пояса, без ножа и маски под козырьком, у самой стенки. Волнами его прибило в самый берег. Что же произошло на самом деле, по сей день остается загадкой. Очевидно одно, произошел «блэкаут», но, как и почему. На следующий день Александр нырял в этом месте и нашел грузовой пояс. Ружье так и не удалось найти, возможно, рыбаки забрали его или рыба утащила. Позже, пролистав показания наручного компьютера D-3, удалось приблизительно воссоздать картину происшедшего. Был глубокий нырок и лежка на двадцати пяти метрах, потом медленное погружение на тридцатиметровую отметку и подъем наверх. Причём подъем был не плавный, а ступеньками. По всей вероятности было взятие рыбы, и Володя, разматывая катушку, пошел наверх. Судя по показаниям компьютера, была проблема с катушкой, очевидно, она не пошла или линь запутался. С большой долей уверенности можно предположить, что была взята пелагическая рыба, иначе ружье можно было бросить, не опасаясь за него. В нашем случае, очевидно, что Володя тянул рыбу на поверхность, по этому останавливался несколько раз. Сжигая последний кислород, он надеялся, сохранить ружье и взятую рыбу, до конца не осознавая происходящее. Наконец он понял, что уже пересидел под водой и пытался сбросить грузовой пояс. Он как назло зацепился о ножны, так неправильно расположенные на ноге, компьютер показал остановку в несколько секунд. Время неумолимо идет и Володя, бросив все, пошел наверх, но уже было поздно. Мозг эгоистично отключился от управления организмом, тем самым, бросив его на произвол судьбы.
В описанном мною случае я нашел несколько ошибок, которые, на мой взгляд, привели к трагедии. Первое, это то, что Володя на фоне накопившейся усталости все же пошел на охоту, несмотря на предостережения товарищей. Под влиянием общей усталости человек обычно теряет бдительность, несколько иначе воспринимает происходящее. К тому же, кроме способности адекватно оценивать обстановку нужна еще и хорошая физическая форма, ведь глубины то не шуточные. Второе, это не правильная отгрузка и как следствие техника глубокого нырка. Слишком большое количество грузов, помогает с наименьшими затратами кислорода свалится на дно, но зато в последней и самой важно фазе нырка — всплытии,  затрудняет подъем из глубины, сжигая кислород. А если подъем идет с рыбой то, сами понимаете каково. Возможно, подлил масла в огонь неправильно расположенный на ноге  нож, за который, судя по всему, зацепился сброшенный в критической ситуации грузовой пояс. Наручный компьютер показал остановку, и даже некоторое погружение на последних десяти метрах. Возможно, Володя пытался освободиться от  повисшего на ноге грузового пояса, тем самым, опять же расходуя кислород. О том, что произошло на самом деле, мы можем только догадываться, но самой важной ошибкой явилось то, что Володя пошёл на охоту в одиночку. Ни в коем случае не стоило этого делать, самоуверенность в своих силах может сыграть с вами злую шутку. Чем охотник опытнее, тем вероятность «блэкаута» возрастает, по этому на таких глубинах, на поверхности должен находиться напарник, и следить за вашим погружением. Пока один охотник отдыхает и готовится к погружению, второй спокойно ныряет и делает свое дело. Чувство локтя товарища, положительно сказывается на
погружении, ведь моральный аспект в нашем деле важнее всего.  
Не хочется заканчивать статью на трагическом случае, по этому опишу случай, произошедший с Александром Уткиным в Португалии, при подготовке к Чемпионату мира по подводной охоте. В этот день мы на пятиметровой лодке изучали южную акваторию. На море, было приличное волнение, океанский накат в этот день немного усилился.  Что бы максимально эффективно использовать одну лодку на трёх спортсменов, решено было по очереди высаживать каждого в нужное ему место, и через некоторое время забирать. Таким образом, лодка постоянно курсировала между тремя спортсменами и одним помощником. Со слов Александра он не слышал подходящую к нему лодку, и только перед самой поверхностью увидел её днище. Рефлекторно попытался пригнуться, возможно, это и помогло избежать более серьёзных последствий. После удара Александра вытолкнуло на поверхность, лицом в низ. В лодке кроме капитана находился видеооператор из Москвы Андрей Родионов, который, увидев эту картину, не растерялся и кинулся в воду. Вытащив истекающего кровью Александра, Андрей оказал ему первую помощь и быстро привёл его в чувство.  Александра, с резаными ранами головы быстро доставили на берег, где через спасателей вызвали скорую помощь. Переезжая из госпиталя в госпиталь, Сашу обследовали, наложили швы и сделали всё необходимое. К счастью, он отделался легко, я бы сказал, родился в рубашке. После двух дней в госпитале Саша вернулся в строй, но никакой речи об участии в соревновании или даже помощи в лодке не могло быть и речи. Что привело к таким событиям, давайте попробуем разобраться. Во первых использование одной лодки на четырёх человек подразумевало активное передвижение лодки между спортсменами, порой находящимися в нескольких сот метров друг от друга, что безусловно повлияло на безопасность. Во-вторых, высокие волны, мешали наблюдению за спортсменами с лодки и рулевой должен был повнимательней смотреть по сторонам. В-третьих, Саша немного дальше, чем этого требуют правила безопасности,  отошел от буя. Возможно, все три причины повлияли на произошедшее, но я убежден в одном, что если бы у каждого  спортсмена была  бы своя лодка, то этого не произошло. Приятно смотреть, как работают иностранцы на акватории. Спортсмен ныряет и возле него стоит лодка и постоянно контролирует его и акваторию. Как только к ним приближается любое плавсредство, рулевой тотчас выдвигает свою лодку вперед и прикрывает спортсмена. С таким подходом исключаются и сводятся на нет любые внештатные ситуации.